Авторизация

Эйзенштейн в Гуанахуато смотреть онлайн бесплатно

Eisenstein in Guanajuato
Трейлер
РЕЙТИНГ 6.070 ИЗ 10 Проголосовали 625 человек KINOPOISK.RU
6.070
РЕЙТИНГ 6.40 ИЗ 10 Проголосовали 1720 человек
6.40
27 ноябрь 2017
двухголосый закадровый
WEB-DL

Описание к фильму "Эйзенштейн в Гуанахуато (Eisenstein in Guanajuato)"

В октябре 1931 года маститый кинорежиссёр Сергей Эйзенштейн, которому на тот момент тридцать три года, всё ещё девственник, странствует по Мексике, работая над фильмом «Да здравствует Мексика!» (Que viva M

Сер-гей!
------
Очень ожидала этого фильма, так как личность Эйзенштейна мне жутко интересна.

И фильм о части биографии этого творца мне показался очень привлекательным в плане просмотра.

И вот фильм включен, и можно ли это назвать это фильмом?

Я собираю все воспоминания о просмотренном творении: отрывки сцен, фрагменты, ракурсы, диалоги, и подвожу итоги: фильм развлекает, дает размышления на пустом месте и в некоторых моментах эстетически завлекает, но этого будет маловато для хорошего фильма.

Не глубоко знакома с точными критериями разделение фильмов на арт-хаус и мейнстрим, но по ощущениям... Этот фильм, что ни на есть арт-хаус, идея которого зародилась в голове режиссера Питера Гринуэя и требовало срочно выйти наружу и вышло со всем тем впечатлением (если хотите вдохновением), которое как я понимаю вызывает личность и творения Эйзенштейна у автора фильма, и все это сдобрено с его опытом. Эйзенштейн - гений кино, храбрец в этом деле, новатор. Если бы я была режиссером, я несомненно попыталась бы уподобиться ему, равнялась бы не него, такие личности будучи мертвыми влияют на умы людей и владеют ими... Так Эйзенштейн завладел Питером Гринуйем.

И Питер захотел завладеть Эйзенштейном, и сделал это во всех смыслах.

Выбор поездки Эйзенштейна в Мексику не случаен, предположительное лишение девственности, доказательство которого так тщательно искалось в архивах, не случайно. Если выбросить из головы то, чтобы снять жизнь Эйзенштена надо посетить Россию, а снимать о России в России не безопасно иностранцу и также очень дорого во всех смыслах, а съемки в Мексике куда более осуществимы (посещение США тоже не так интересно, в силу того, что задевать голливуд тоже очень не безопасно, дорого и довольно прозаично - в последние годы фильмы о старом Голливуде популярны, а значит не интересны таким интересным личностям, как Питер Гринуэй и его поклонникам), если все это забыть, то посещение такой красочной страны, как Мексика, которая жестко контрастирует с Россией и события предположительного сексуального освобождения, ну и в целом, освобождения от лап советской власти Эйзенштейна - очень хороший зачин для хорошей сказки арт-хауса, которую можно наполнить всевозможными невозможными и возможными декорациями, существовавшими персонажами, которых не было тогда, добавить реалистичной сексуальности, которая не сексуальна, карикатурность обязательно, сдобрить все это абсурдом высшей степени и прекрасными вырванными из неба фактами, разговорами о Эросе и Танатосе и облить все это визуальными заигрываниями с будущей эпилепсией зрителей.

Питер Гринуэй, как мастер своей эпохи, чует веяния времени и чудно сталкивает, смешивает смерть, жизнь, секс, любовь, красоту и мерзость. Но такое имеет смысл и впечатляет только в том случае, когда это имеет отношение к реальности, когда зритель что-то выносит для себя или на худой конец оценивает придуманную экранную реальность, тогда зрителю интересно, а что для этого нужно... Сюжет? Допустим его нет. Диалоги, монологи? Очень-очень натянуто претенциозные, с каждой минутой своего произнесения теряющие свой смысл. Игра актеров? Ну допустим, актер, играющий Эйзенштейна хорошо сыграл мужчину, лишаемого девственности, все остальное театр, а в театре тоже нужны диалоги, нужен контекст действий, игры, эмоций. А так как сюжета нет... Остается, какие-то вложенные смыслы, скрытые в оборванных сюжете, игре и диалогах, что-то лежащее в области ракурсов, кадров, картинки - есть ли это? Да, безусловно к этому стремились. Некоторые вещи, так и хочется вырвать из фильма и показать отдельно, они от этого не испортятся, потому что не важно кто и что на картинке, почему и прочее... Важен тот смысл и все. А смысл этот понятен не всем, а порой его и нет, и это лишь потуги поиска смысла на пустом месте. А место, как уже понятно очень пустое.

Спасибо Эйзенштейну за то, что он вдохновляет режиссеров на такие эксперименты.

Но я бы предпочла другой фильм о биографии этого великого человека, в котором больше обратили время на его личность, на его достижения, на его истинные конфликты (хотя я не исключая, что конфликт гомосексуализма имел место, но не в такой гиперболизированный до тошноты форме, и никакие душевные разговоры с секретаршей не спасут весь этот фрейдовский ужас), на то, как он снимал фильмы! Боже! Он же делал это, даже мечтая вступить в соитие с красивым мексиканцем, он делал фильмы! В этом суть... Если бы все было, как снято в фильме, то Эйзенштейн был бы знаменитым гомосексулистом, а не режиссером. Вот она проблема...

Фильм лишь радует тем, опять же, фактом своего существования и связью с Эйзенштйеном, как эта личность вдохновляет и воодушевляет людей, в какой форме они выражают все это, как они представляют своего вдохновителя.

------
Сер-гей!
------
В октябре 1931 года тридцати-трёхлетний режиссёр Сергей Эйзенштейн вместе с оператором Эдуардом Тиссе и вторым режиссёром Григорием Александровым всё ещё путешествуют по Мексике в поисках мест для съёмок полудокументального амбициозного фильма «Да здравствует Мексика!», спонсируемого американскими коммунистами во главе с писателем Эптоном Синклером. Эйзенштейн на время останавливается в городе Гуанахуато, где собирается заснять знаменитый Музей Мертвецов. Но по прибытии его планы немного меняются. Советский режиссёр не только очаровывается мексиканской культурой и её своеобразными идеями, но и впервые осознаёт себя в этом затерянном краю свободным от всяких ограничительных рамок. И уходит вразнос.

Говорят, Питер Гринавей давно сошёл с ума. Что ж, по этому фильму заметно отчасти. Но всё же, британский приверженец арт-хауса также считается знатоком жизненного и творческого пути Сергея Эйзенштейна. Всяко интересно было бы почерпнуть что-то новое. Однако, как любопытный зритель обламывается желаемым об действительное, так и режиссёр, вполне вероятно, выдаёт одно за другое. Если кино и рассказывает про Сергея Михалыча, то про какого-то сферического и в вакууме. То есть, вот он - свободный человек искусства, эскгибиционист, клоун, гей и отморозок, растерявший все идеи и растворившийся на палящем солнце до жидкой массы блевотины и поноса. Ведь вы же его таким себе и представляли, правда. Нет? Так не сумлевайтесь, эксперту лучше знать.

Стыд и позор, конечно, но лишь нам, российской стороне, потому как, это ли не одна из важнейших страниц истории отечественного кино, которая, к слову, отлично бы скрасила Год российского кинематографа. И кому как не нам нужно было приложить усилия для создания биопика об Эйзене. Теперь уж, как говорится, карт-бланш Питеру в руки. И ведь могло бы получиться занимательное кино о трудных и, в конечном итоге, печальных съёмках единственного и хорошего иностранного фильма С. М., но Гринавэя заняла иная, личностная сторона автора. Неизвестная и неизведанная им самим до конца.

Но и лирической мелодрамой кино не назвать. Со стороны «Эйзенштейн в Гуанахуато» вызывает в памяти альтернативщину «Страх и ненависть в Лас-Вегасе», где вместо вверенного репортажа о дерби, журналиста Томпсона понесло по кривой, усыпанной наркотиками. Вот и здешний весьма и весьма эксцентричного вида Эйзенштейн предстаёт не иначе как всё профукавшим и положившим на своё кино болт, с полфильма расхаживающим голышом и предающимся блуду со своим гидом Хорхе Паломино-и-Каньедо, в то время как за кадром Григорий Александров и Эдуард Тиссе множат километры плёнки с мексиканскими видами и вгоняют нерадивых спонсоров в долги. Прок, правда, тоже есть. В процессе бесчисленных разговоров Эйзенштейна с Паломино режиссёр заваливает зрителя интерактивной информацией с фотками и историческими справками. Но сказать, что видение Гринавэя как-то соотносится с реальными фотографиями и, собственно, готовым фильмом - значит заявить, что «Да здравствует Мексика» получилась вопреки здравому смыслу. Основным же посылом фильма можно считать психологический. Второе название фильма было «10 дней, которые потрясли Эйзенштейна», и в эти десять дней Эйзенштейн себя, типа, переоткрывает заново, занимается определением своей сексуальности, мироощущения. Хотя, кто бы острым глазом заметил в итоге, как эта поездка повлияла на дальнейшее творчество автора.
0
196
1
HD 1080p Плеер 2 Плеер 3
Скачать Погасить свет
Трейлеры
Комментарии 0
Комментировать
Прокомментировать